?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Актуальность взглядов Л.Н.Толстого в начале XXI века

(О современных событиях - из частной переписки)



Насколько же идеи Толстого актуальны, востребованы? Насколько его представления о реальности адекватны? Насколько его прогнозы в случае наступления тех или иных событий оказались верны?
Многие пишут, что если XIX век был веком теоретических рассуждений, то XX век ― век практики. Мне представляется, что прошедшее столетие было просто колоссальным полигоном для двух видов "практики": во-первых, борьбы со злом с помощью насилия; а во-вторых, для ненасильственных действий.



= Над некоторыми идеями Толстого, возможно, стоило бы поразмыслить. Но мне они кажутся утопичными, т.е. несоответствующими реалиям современного ему общества.


Поразмыслим над тем, насколько идеи Толстого утопичны, и вообще что такое утопия. Мне думается, что утопическим может быть проект, планы будущего, но никак не моральные призывы. Если кто-нибудь призывает нас не курить, или не воровать, или не есть мясного, или не работать в субботу и т.п. ― независимо от последствий, от воздействия на окружающих, просто для своей души ― то все это не может быть утопическим по определению. Такие призывы всегда исполнимы, если только у человека достаточно воли, фактически при любых реалиях окружающего нас общества. Именно таким и был призыв Толстого.
Если в городе не будут убирать мусор, и он будет валяться кучами на каждом углу, то будут ли утопичными призывы к чистоте? Будут ли соответствовать реалиям окружающей жизни рассуждения о том, что такие кучи мусора породят эпидемию? ("Ваши разговоры о трезвости неуместны при моем алкоголическом состоянии") Мне думается, что вполне соответствуют, и чем больше будет мусора, тем более актуальными будут такие призывы.

Насколько же идеи Толстого актуальны, востребованы? Насколько его представления о реальности адекватны? Насколько его прогнозы в случае наступления тех или иных событий оказались верны?

Многие пишут, что если XIX век был веком теоретических рассуждений, то XX век ― век практики. Мне представляется, что прошедшее столетие было просто колоссальным полигоном для двух видов "практики": во-первых, борьбы со злом с помощью насилия; а во-вторых, для ненасильственных действий.

В XX веке со злом с помощью насилия боролись самые различные группы людей, но главными, вероятно, оказались большевики. С совершенно реальным злом: эксплуатацией трудящихся, социальным неравенством и т.п., они боролись с помощью традиционного насилия, при этом ничем, никакими моральными ограничениями себя не сдерживая, на всю катушку. От этой борьбы зла становилось все больше и больше ― в прямом соответствии с представлениями Толстого ― пока карательная машина не поглотила почти всех ее создателей и участников. Оставшиеся в живых постарались остановить и демонтировать эту машину, дальше все в нашей стране стало медленно деградировать, пока не сгнило окончательно. А в других более молодых коммунистических государствах все повторилось заново, в еще большем масштабе, и достигло апогея в Камбодже. Все последствия насильственной революции и прихода социалистов, марксистов к власти вполне соответствовали тем предсказаниям, той схеме, которая изложена Толстым и в специально посвященных этому вопросу статьях (предисловие к книге Черткова "О революции", "К рабочему народу", "Письмо революционеру", "О социализме" и др.), и в тех статьях, где он только отчасти касается этих вопросов ("Царство Божие внутри вас.." и др.)

В настоящее же время пальма первенства в этой практике перешла к американскому правительству, к НАТО. Во многих азиатских странах правители, чтобы укрепить свою власть, всячески терроризируют свой народ, а иногда и соседние, хуже, чем у нас в 1937. Это зло совершенно реальное, никто не спорит. Американское правительство, ничем особо не стесняясь, искореняет это зло с помощью колоссального насилия, со всей той мощью, которую предоставляет современная наука и техника. Разумеется, искореняет зло там и так, как сочтет для себя выгодным, укрепляя свою власть в мире. Зла от этого становится еще больше. (Стоит почитать "Две войны" или открытое письмо Волконскому по поводу войны в Южной Африке, чтобы понять, насколько это все не ново.) В ответ все лидеры стран третьего мира стараются создать свое собственное ядерное оружие; а где не получается, то бактериологическое или химическое. То есть борются с тем, что им представляется несомненным злом ― вторжением НАТО на свою территорию и ущемлением своей власти, своей свободы тиранить свой народ, ― традиционно, с помощью насилия, опять же ничем особого не сдерживаемого. От такой борьбы зла становится еще больше. В этом году Корея уже собиралась начать ядерную войну. Все это мы видим ежедневно в новостях по телевизору. Интеллектуалы и простой народ США, Европы и других стран собирается на конференции и демонстрации, желая заставить все эти правительства прекратить как тиранию, так и колоссальную борьбу с ней с помощью насилия. А мы сидим и наблюдаем, чем закончится это новое противостояние между простым народом и лидерами государств. Масштаб публичных акций поразителен. Десять лет назад в антивоенных демонстрациях приняло участие примерно 15 000 000 человек. Такого никогда не было в истории, ни по какому поводу: ни по поводу социального неравенства, ни по поводу расовой дискриминации, ни по какому другому.

Если бы XX век породил только такую негативную практику, то и тогда уже можно было утверждать, что идеи Толстого актуальны, востребованы, его представления о жизненных реалиях адекватны, а прогнозы вполне соответствовали тому, что произошло в реальности.

Но прошедший период был практикой и для ненасильственных действий, более или менее в духе Толстого. Л.Н. не породил учения о ненасилии, оно существовало и до него, распространялось и помимо его, но он больше всех сделал для его теоретической разработки и пропаганды.

Чтобы оценить степень распространения этих идей в мире за последние 100-120 лет, то есть со времен Толстого, я думаю, лучшим критерием будет количество религиозных пацифистов. Если не рассматривать Индию и соседние с ней буддистские страны, где сторонников ненасилия всегда традиционно было много, что тогда, что сейчас, то сто лет назад в остальном мире, в России, Америке и Европе было примерно миллион сторонников ненасилия: 330 тыс. меннонитов, 100 тыс. бретренов, 80 тыс. назаренов, 20 тыс. квакеров, 10 тыс. духоборов, какая-то часть молокан, баптистов и др. А сейчас порядка 100 миллионов (адвентисты, Свидетели Иеговы, восточные культы, распространенные на Западе, часть баптистов, пятидесятников, а за последние полвека также и католиков, и лютеран и англикан. По существу, каждая конфессия обзавелась собственными пацифистскими организациями (см.: http://www.nonresistance.org/links.html). За этот же период население этих стран увеличилось не более чем в 10 раз. Это все, конечно, не точные цифры, но они вполне позволяют оценить масштаб и динамику происходящего. Идеи ненасилия со времен Толстого и во многом благодаря ему стали В СТО РАЗ более распространенными.

Толстой не верил в то, что правительство узаконит отказ от службы в армии ("Письмо к шведам"), однако это сбылось. Все столетие можно было наблюдать, как в разных странах число отказников увеличивалось, государство вынуждено было их легализовать, число "альтернативщиков" росло и расширялся круг лиц, за которыми признавалось такое право. В некоторых странах прекращен призыв, потому что отказников стало больше, чем обычных призывников.

В 1948 году Коста-Рика добровольно распустила свою армию, а теперь уже около трех десятков таких же мелких стран распустили свои армии. Когда такое было?

Смертная казнь при жизни Л.Н. была отменена только в одном европейском государстве, а за столетие постепенно она исчезла во множестве государств. Конечно, не все так гладко и ровно, как прямая линия, но успехи-то колоссальные.




Мусульмане в Египте разрушают христианские храмы. В ответ Вы вспоминаете о том, что и христиане в свое время совершали крестовые походы, и была инквизиция. Можно вспомнить и то, что обычно не приходит в голову, однако продолжалось куда дольше, чем инквизиция: вооруженная, насильственная борьба с язычеством (анимизмом, тотемизмом, шаманизмом). Разрушение храмов, капищ, вырубание священных рощ, уничтожение "священных" деревьев, "идолов", священных для них текстов, прямое физическое уничтожение их служителей культа и пр. Говорю именно о физической расправе, а не о вольном устном состязании проповедников. Это началось с того момента, как христианство соединилось с государством и приобрело в свои руки меч, и продолжалось едва ли не всю дальнейшую историю. В нашей стране и в наше время каждый год фиксируются нападения на Свидетелей Иеговы, кришнаитов, мормонов; погромы их молитвенных зданий и прочее ― как отдельные действия не только отдельных православных людей но даже и целых объединений (например, казаков, патриотических, националистических движений).

Так вот, можно поставить общий вопрос: если мы видим, что рядом с нами есть люди, придерживающиеся неприемлемых с нашей точки зрения взглядов, открыто их выражают и совращают души окружающих людей в свою веру, то имеем ли мы право физически их разогнать? Избить, убить, посадить, выслать, разрушить их храмы. Если да, то нет оснований возмущаться, если мусульмане уничтожают христианские храмы, статуи Будды, то, что осталось от зороастрийской культуры в Иране и т.п. А если нет, то нужно осудить и тех христианских сектоборцев, которые занимаются тем же, но в более скромных масштабах. Опять же, я говорю именно о физической расправе и подстрекательстве к ней, а не о проповеднической деятельности.

25, 29 августа 2013 г.