?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

НЕВЕСЕЛЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ О 9 МАЯ
(из переписки с Одессой)

НВ: Поздравляю всех с праздником нашего детства Днём Победы - праздником, выстраданным нашими родителями. Желаю сохранения мира, который они завоевали для нас тяжелой ценой. Пусть всегда будет солнце!
Я: Спасибо. Спасибо. И Вам и всем мирного неба.
Иногда мне кажется, что наш простой народ празднует день окончания войны, а правительство - день победы (одних над другими), что не совсем одно и то же.
Но у Вас-то еще хуже: пол-страны празднует то, что другая половина считает днем траура. "Царство, разделившееся в себе, не устроит".

Две традиционных песни, которые любил и сам пел мой дедушка:
Тёмная ночь: http://www.youtube.com/watch?v=sDGLFLKa5o4&feature=kp
Чёрный ворон: http://www.youtube.com/watch?v=pJul4bPZjvY
Чего-то более официального, бодрого и наступательного он точно не пел.

Не помню, писал ли я что-нибудь об этом фильме, но сейчас предлагаю посмотреть: "Дорогой друг Гитлер" (Gandhi to Hitler (2011) 1 ч 48 м) http://my.mail.ru/mail/slavik0073/video/267/647.html
Конечно, Гитлер в индийском исполнении несколько странен, но это точно не музыкальная комедия, как у них водится, а вполне серьезный фильм. Если заинтересуют эти два письма, на которых строится сюжет, то:
http://sedlev.wordpress.com/2010/01/09/pisma-berlinskomu-drugu/

С наилучшими пожеланиями, Виталий.




ГМ: Спасибо. Правда, [и] для меня предпочтительнее название День окончания войны.
НВ: А почему так стеснительно? Надо называть вещи своими именами: именно День Победы, и только так. Для других стран - да, это день окончания войны. А для нас - ПОБЕДА!




Я: Специально смотрел вчера новости по тв. За последнее время Украина от нас отдалилась, а Израиль приблизился. Там 9 мая отмечается с размахом по-советски, потому что основу составляют бывшие советские граждане. Только там старики выглядят получше, чем у нас. В Словакии, видимо, празднуют так же. К сожалению, показывали слишком короткие сюжеты. Во Франции и США (в Нью-Йорке) отмечают скорее день окончания войны. В Лондоне была торжественная встреча: на набережную пришли английские ветераны, к ним в гости приехали российские, подарили ихним медали, выступал какой-то лорд, сказал в частности, что победили фашистов в первую очередь русские, а мы, союзники, помогали им как могли и пр. Дальше про СНГ - не буду пересказывать.
Англия не зря гордится своим участием в войне - ну, с той точки зрения, с которой Вы смотрите: несмотря на "Мюнхенский сговор" и ряд других сомнительных и просто преступных вещей, они с 1939 и по 1945 воевали с Гитлером, не занимаясь коллаборационизмом, и определенное время в одиночку. А то что у них было мало сил - не их вина. И еще в Европе есть десяток стран, которые не могут ни гордиться, ни стыдиться - они были слишком малочисленны, чтобы что-то значить.
Дания, кстати, может гордиться другим – спасением евреев. В Израиле не отдельные датчане, а вся Дания целиком признана Праведником мира, просто как единое существо. По тем же причинам может гордиться собой и герцог Лихтенштейна.
Швейцария и Швеция могут гордиться тем, что так и остались нейтральными островками среди всего пожара. Настолько, насколько вообще то или иное участие в войне зависело от воли правителей, а не от географического положения и пр.
Наверное, и Франко гордился - тем, что он перехитрил всех: Гитлер помог ему взойти на верх, а он так и не стал участвовать в этой войне. [Про Франко это я, конечно, с сарказмом.
Еще Тито - гордился тем, что, по крайней мере по его мнению, территории, впоследствии составившие Югославию, он освободил без помощи Сталина. Поэтому хотя и строил социализм, но вел себя весьма вольно. Вместе с Неру они стали основателями Движения неприсоединившихся стран - ни к НАТО, ни к Варшавскому блоку.]

Вернусь к своей семье и поясню, если кому интересно. С маминой стороны бабушка и дедушка происходят из самарских деревень, с папиной стороны - из Воронежа. Бабушка - точно русская, а дедушка тоже считался русским, хотя украинская фамилия откуда-то да взялась. В Третьем Рейхе тех, кто имел менее 25% еврейской крови, евреями не считали - вот и я считаюсь русским. Семья была вполне средне-советской, не было у нас в роду ни троцкистов, ни баптистов, ни бандеровцев, ни махновцев. И по нашему мнению семья получила от советской власти подарков и оплеух столько же, сколько и в среднем по стране.
До войны дедушка закончил с.-х. институт и был агрономом, потом при сахарном заводе. Ему предлагали стать интендантом, но он решил пойти вперед и служил при зенитке. Потом ранило, потом в 1943 так ранило, что он почти до конца войны был в госпиталях, а домой пришел с потертым вещмешком и двумя костылями. Но пришел, ему повезло, он не попал в мясорубку для своих же инвалидов: http://irwi99.livejournal.com/831709.html Более того, он дожил до 80 лет.
Конечно, как и все, радовался 9 мая 1945 - окончанию войны, смерти, возвращению домой. Думал ли он тогда о славе русского оружия, распространении социализма на запад, присоединении исконно русской Калининградской области и пр. - я не знаю.
Бабушка попала под оккупацию как раз у вас в Одессе, и что-то мне рассказывала в детстве про приезд румынской королевы. Не знаю, я не сверял с книгами по истории. Через короткое время мужу ее сестры удалось какими-то проселочными дорогами вывести их из зоны оккупации.
[Воронеж был разбит, как вспоминала бабушка, русскими же войсками, - для того чтобы выбить оттуда немцев. Возвращаться было некуда, а в нашем городе мужу сестры моего дедушки дали квартиру - как инженеру завода, эвакуированного сюда, в тыл. Так мои предки по папиной линии и оказались здесь.
После войны бабушка устроилась работать кассиром в одном госучреждении. К ним в бухгалтерию часто заходил один из участников войны, дошедший до самого Берлина. Просто так, чтобы похвастаться перед женщинами, он постоянно и с подробностями рассказывал, как он чувствовал себя в Германии победителем: одну молодую немку заставлял мыть ему ноги, потом пить эту воду. Работавших в бухгалтерии точно таких же молодых женщин, только русских, тошнило от таких рассказов, но ничего возразить ему они не смели. Поэтому он снова приходил и снова рассказывал о том же. Полагаю, он рассказывал еще и про обычные "подвиги" на войне, но моей бабушке запомнилось только это.]
А ее брат воевал, остался после войны служить в Германии, потом привез оттуда, опять же, в Одессу, не только семью, но и очень большое повышение по службе и едва ли не вагон всяких ценностей, добытых там "сравнительно честным путем", как говорил Остап Бендер. В общем, их положение стало таково, что они стали смотреть на всех остальных родственников как на нищую шантропу. Несмотря на то, что мой дедушка потом пошел в гору по партийной линии, несмотря на то, что бабушка все что-то лебезила перед ними в письмах и по телефону. Произошло классовое расслоение - в том СССР, в котором по словам его апологетов этого в принципе быть не могло. Так что у меня есть в Одессе родные, которые нас знать не хотят, да и я их столько же.

(Можно и дальше вспоминать разные эпизоды, если кому интересно, но что-то при этом в голове начинает звучать - нет, не марш РОА - а "Чёрный ворон". И хочется посмотреть на Махатму Ганди.)

Вчера были гости: моя двоюродная сестра с мужем и сыном. Муж русский, родился в Казани, токарь. Она - учительница. Первый тост ее муж произнес за то, чтобы у нас не было так, как сейчас на Украине, второй - за хозяев дома. А я ничего не говорил, молча пил ... сок.
Еще мы до этого часа два с мамой вспоминали, кто как из наших предков отмечал этот день и кто что пел. И даже искали эти песни в интернете. Всё именно так, как я и написал, без маршей. Радовалась только "молодежь": папа, мама, ее брат, его двоюродные брат и сестра и все остальные, кто родился уже после войны. Радовались они тому, что все вместе, давно не виделись, сидят за столом, вместе со всей страной и т.п. и т.д. - то есть, как видите, радовались, но внутренние причины их радости совсем иные, точно такие же как на 1 мая, 1 января, 8 марта и все остальные общие праздники.

Еще она вспомнила, что ее отец был взят из деревни на войну, но сначала в Самару, где в военкомате оказалось, что ему на год меньше, чем нужно, и он здесь попал в училище, а не на фронт. Там из них ускоренно сделали токарей, кем он и проработал до конца жизни, верно служа не столько государству, сколько делу, к которому его определила жизнь, и в котором он стал настоящим профессионалом. На 9 мая, за праздничным столом, он вместе с братом и мужем сестры, которые оба воевали, начинали петь те народные причитания, которыми их провожали из деревни на фронт, на смерть, - и капали слезы.
Когда я встречаю у Толстого размышления о том, что в простом народе, у крестьян, нет патриотизма, что он появляется только там, где идеология города вторгается в деревню, потому что людям просто, без искусственной накачки, патриотизм несвойственен, я думаю, что это очень похоже на правду. Мои предки в конце 30-х были ненамного более патриотичны, чем современники Толстого, и это небольшое изменение произошло исключительно за счет заезжих лекторов-агитаторов и черных тарелок радио, развешанных на каждом столбе.
Я читал, что и среди французских крестьян в то время были такие же взгляды. Одни видят в этом тупость крестьян, а другие - святость, точнее влияние христианства.

Состояние советской невинности базировалось на неведении. Чтобы вернуться в советское представление о жизни, нужно перестать знать те вещи, которые мы знаем. Те факты, цифры, события, о которых нам поведали уже не зарубежные "голоса" и заокеанские советологи-политологи, а первые лица нашего нынешнего государства: президент, премьер, патриарх; написали писатели, ставшие классиками и включенные нынешней же властью в школьную программу; показанные в фильмах по официальнейшему каналу нашего гос. тв. Вот одно: Гитлер уничтожил 27 млн. россиян; Ленин и Сталин - 60 млн. россиян. Эти цифры не подлежат пересмотру, так как их озвучил сам нынешний глава нашего государства, правда, в разные дни. Они подлежат только осмыслению.
Мало того, нужно чтобы в семье не передавалась и устная, неписанная, частная история, чтобы стало страшно и говорить, и слушать. В общем, для возвращения в "советскую невинность" нужно не только "правильное воспитание", но и такая "зачистка" всего, провести которую наше правительство вряд ли решится. Или уж наоборот, нужно растить тех, кто ничем не интересуется, никуда не лезет, и если ему скажут по тв, что 2 * 2 = 3.14, то значит оно так и есть, потому что начальству виднее.
Когда Лимонов пишет, что "У нас была великая эпоха", то я не знаю, что сказать. Когда бывшие представители советской элиты говорят, что "у нас была великая эпоха" - верю. У них, действительно, была. А у всех остальных была просто жизнь. Товарищам нужны великие потрясения, господам нужна великая Россия, а нам нужна просто жизнь, просто мир.

Так что 9 мая для нас - это день окончания войны.




НВ: 9 мая - это совсем другой праздник, жаль, что ты этого не чувствуешь. Возможно, потому, что ты - внук, а не сын, и у тебя не было такой близости с дедом, как у меня с отцом, мамой, бабушкой, тётей и дядей, которая бы сделала тебя сопричастным всему, что ими было пережито и выстрадано.
Я: [Замечу, я писал как раз не о себе, а о поколении моих родителей.
Близость с дедушкой в детстве у меня была - но именно как маленького ребенка: орешки, игрушки, загадки. Именно он навсегда научил меня любить математику.]
Отношение моего папы было своеобразным.
В начале 60-х дедушка поддерживал Хрущова, вероятно, из-за интереса к сельскому хозяйству - а папа посмеивался над тем, что в газетах пишут ахинею. Дедушка уверенно отбивался цитатами из "Правды". Потом Хрущова сняли, и в газетах стали писать про него приблизительно то, что говорил мой папа, а газета по-прежнему называлась "Правдой", сменив все плюсы на минусы. Осознав это, дедушка как-то замолчал, и насовсем. Догадываюсь, что такую же метаморфозу он пережил и в 1953-54 годах. Дальше он молча читал "Малую землю", и все партийные брошюрки Брежнева, Устинова, Черненко, Горбачева и пр. - уже ни о чем вслух не высказываясь.
Дедушка как-то совсем не рассказывал в семье о том, что пережил на фронте, а мой папа наоборот, читал всяческую литературу о всех войнах, с подробностями, а потом пересказывал всем. Как-то даже это выходило за рамки. Но смотрел на все это со стороны. Когда ему исполнилось 18 лет, как выражалась бабушка, "произошла заворошка в Чехословакии", и появилась реальная возможность попасть на настоящие военные действия. Она пошла и достала справку о том, что у ее сына больное сердце - и мой папа нигде не служил. Не то чтобы справка была липовой, как все об этом говорили, нет, он действительно получил осложнение на сердце от ангины в детстве, да и умер в 42 года официально от сердца. Просто, если бы она не постаралась, в военкомате никто бы его проверять не стал, он и сам относился к своему здоровью безалаберно. И не было в этом особого политического протеста - просто эгоизм государства столкнулся с эгоизмом семьи и проиграл. Танки давили Прагу - без участия моего папы. Как и все остальные "заворошки".




Приложение 1: от Романа Черкасова.
У нас в Самаре есть известный в городе киноклуб "Ракурс" - неформатное, авторское кино, руководят три человека, один из них - Рома. Еще он преподает в университете филологию, кандидат. Марксист. Копирую с его страницы.
***
Вот поскольку сегодня все вспоминают о своих воевавших дедах, и если дед у тебя не воевал, ты как бы вообще не имеешь права высказываться, скажу и я о своем воевавшем деде. Мой воевавший дед был простым крестьянским мужиком, землю пахал, прям как дед нигилиста Базарова. Нрава он был сурового и резкого, а ума, говорят, трезвого и рассудительного. Воевал, среди прочего, на 2-м Украинском и демобилизовался в 45-м в звании старшего сержанта. Ни победой, ни своим участием в войне никогда не гордился – перед кем было гордиться? все поколение через войну прошло – тем более что в деревне 50-60-х других дел было по горло, кроме как гордиться. О войне если и вспоминал, то только с житейско-бытовой точки зрения (как кормили, какие командиры были). Война для него была еще одним эпизодом, еще одним неприятным опытом, наравне, например, с голодом в 30-е: послал бог испытание. Гимнастерку после войны носил не снимая, потому что одежды другой не было, и она быстро износилась в ничто. Медалями не бряцал – сперва они валялись где-то, потом дети с ними играли (в 50-е годы в деревне игрушек особо не было), потом их просто убрали куда-то и когда – уже в 80-е – они для чего-то понадобились, бабушка их еле нашла, и то не все – часть так и потерялась. Конечно, трудно предположить, как отреагировал бы мой дед, окажись он сейчас, в 2014-м, вдруг жив и столкнись со всей этой победоносной вакханалией, но, из того, что я о нем знаю, думаю, он обозвал бы всех участников вакханалии (...), плюнул и пошел по хозяйству дела делать.

Приложение 2: от Сергея Кривенко
Стихотворение известного советского поэта Бориса Слуцкого (1919-1986), родился в Славянске, воевал.

Сегодня я ничему не верю:
Глазам - не верю.
Ушам - не верю.
Пощупаю - тогда, пожалуй, поверю,
Если на ощупь - все без обмана.

Мне вспоминаются хмурые немцы,
Печальные пленные 45-го года,
Стоявшие - руки по швам - на допросе.
Я спрашиваю - они отвечают.

- Вы верите Гитлеру? - Нет, не верю.
- Вы верите Герингу? - Нет, не верю.
- Вы верите Геббельсу? - О, пропаганда!
- А мне вы верите? - Минута молчанья.
- Господин комиссар, я вам не верю.
Все пропаганда. Весь мир - пропаганда.

Если бы я превратился в ребенка,
Снова учился в начальной школе,
И мне бы сказали такое:
Волга впадает в Каспийское море!
Я бы, конечно, поверил. Но прежде
Нашел бы эту самую Волку,
Спустился бы вниз по течению к морю,
Умылся его водой мутноватой
И только тогда бы, пожалуй, поверил.

Лошади едят овес и сено!
Ложь! Зимой 33-го года
Я жил на тощей, как жердь, Украине.
Лошади ели сначала солому,
Потом - худые соломенные крыши,
Потом их гнали в Харьков на свалку.
Я лично видел своими глазами
Суровых, серьезных, почти что важных
Гнедых, караковых и буланых,
Молча, неспешно бродивших по свалке.
Они ходили, потом стояли,
А после падали и долго лежали,
Умирали лошади не сразу...
Лошади едят овес и сено!
Нет! Неверно! Ложь, пропаганда.
Все - пропаганда. Весь мир - пропаганда.